Коварный евро и другие неожиданности

Евро, который на прошлой неделе дорожал выше уровня в 72 рубля, застал иллюзию «обвала рубля»

КартинкаФото: pixabay.com

Прошлая неделя выдалась интересной: евро, который дорожал выше 72 рублей, создал у некоторых повышенный энтузиазм к покупке иностранной валюты. Особенно эта ситуация проявилась в Санкт-Петербурге, где некоторые банковские отделения отметили увеличение покупки населением долларов и евро на треть по сравнению с месяцем ранее. Была ли оправдана эта нервозность,  и насколько можно было считать, что замелькал призрак «обвала рубля»?

На самом деле, российский рубль не так сильно сдал позиции к ключевым иностранным валютам: за полмесяца евро подорожал менее чем на 5%, а доллар США — и того меньше, лишь на 2%, если учитывать то, что неделя началась с уровней американской валюты меньше чем 60 рублей (59,97 рубля) и евро со значением 70,61 рубля. То есть денежная единица еврозоны скорректировалась и стоит уже не так дорого, хотя еще на 4 августа официальный курс ЦБ РФ составлял 71,9527 рубля за один евро — максимум почти за 12 месяцев. Доллар США подорожал до 60,7503 рубля — максимума с начала года. Покупка евро на прошлой неделе оказалась в краткосрочном плане слишком рискованной: видимо, поднявшись до 1,18 доллара, евро достиг локального максимума и к началу недели немного ушел с него вниз, до 1,1773 доллара. Коварный евро, подорожав выше 72 рублей на прошлой неделе, создал у некоторых иллюзию «обвала рубля», вызвав очереди на обмен валюты в некоторых отделениях банков.

Доллар США, по-видимому, решил отыграть часть потерь за счет снижения стоимости евро: долларовый индекс оттолкнулся от локального «дна», оказавшись в начале недели на уровне 93,49 пункта, сократив потери с начала года до минус 8,5%. Интересно, как под конец прошлой недели «под раздачу» попал британский фунт стерлингов. Доллар США, пытавшийся отыграть потери к евро и евро, который стремился насобирать силы за счет удорожания к ряду валют развивающихся стран, включая российский рубль, смогли заинтересовать инвесторов денежной единицей Великобритании, чтобы они выбрали вариант — «продавать». Такой настрой был подогрет тем, что Банк Англии так и не поднял ключевую ставку на прошлой неделе, что еще больше увлекло в падение фунт стерлингов, который начал неделю с уровня 1,3039 доллара.

Для экономики Великобритании слабый фунт — плюс для развития экспорта товаров: по вышедшим данным за I квартал продажи британских товаров за рубеж выросли в 27 стран ЕС на 15,5%, а в другие страны — на 13,8%. К сожалению, для США «магия» недорогой валюты (доллара США к евро) не произвела такого же эффекта, а дефицит американской внешней торговли остается значительным.

Мировой нефтяной рынок внимательно следил за тем, что США обдумывают ввести санкции на покупку венесуэльской  нефти после того, как они ввели персональные санкции в отношении главы Боливарианской республики Николаса Мадуро. Для Каракаса это стало бы еще одним ударом по экономике, так как на США приходится половина продажи всей венесуэльской нефти.

Нефтяная политика США вызывает много вопросов, которые не находят разрешения: Вашингтон за последнее время сократил закупки нефти у своего стратегического партнера на Ближнем Востоке — Саудовской Аравии. Ограничения на экспорт нефти из Венесуэлы, а также, возможно, Ирана, могут поднять цены на это сырье, однако у американских сланцевиков нет возможности пока в обозримом будущем переломить ситуацию, чтобы США вместо того, чтобы делить с Китаем первое место в мире по закупкам этого сырья, превратились в нетто-экспортера этого сырья. Собственная добыча нефти США растет, но в последнее время медленно и составляет сейчас 9,43 миллиона баррелей в сутки.

Как бы то ни было, нефть, смешанная с геополитикой, вызвала сокращение ценовых потерь по основным сортам: бочки WTI и Brent начали неделю на уровня 49,53 и 52,33 доллара соответственно, теряя с начала года лишь 7,86% и 7,83% (еще в середине лета шла о двузначных процентах потерь).

Мировой фондовый рынок продолжает в целом поступательное движение, получающий энергию от энтузиазма на Уолл-стрите. За неделю капитализация мирового фондового рынка увеличилась на 400 миллиардов долларов до 78,5 триллиона долларов, что соответствует 104% глобального ВВП.

Компании, акции которых находят отражение в индексе S&P 500, показывают очередной рекорд: более  двух третей из них демонстрируют доходность выше прогнозной —  число таких компаний-счастливчиков выше средней величины в 63% и предыдущего рекордного процента (78,9%), зафиксированного в 2009 году. Для сравнения, в Европе лишь 43,5% компаний из индекса Stoxx 600 показывают положительный финансовый результат. А если взять последние десять лет, то ситуация выглядит еще более впечатляющей: если за это время совокупная доходность акций американских компаний выросла на 27%, то европейский бизнес снизил свои финансовые результаты суммарно на 53%. В такой ситуации перспективы дорогого евро выглядит сомнительно. Однако все карты может спутать и уже путает экономическая политика американского Белого дома: насколько понятны тезисы предвыборной кампании Трампа, настолько же трудно они претворяются в жизнь.

Американский фондовый рынок получает дополнительный импульс от того, что там сейчас нет среди первичных инструментов финансового рынка, которые бы приносили отрицательную доходность. При этом в мире сейчас инвесторы «сидят» в суверенных и корпоративных облигациях с отрицательной доходностью на общую сумму в 10,5 триллиона долларов — для них инструменты с положительной доходностью — как мед для пчел.

Однако и за carry trade по тому же рублю они готовы цепляться до последнего, несмотря на то, что доля иностранных инвесторов на рынке ОФЗ снизилась до менее 30%. Их понять можно: хороший доход и отличные финансовые показатели России (рост международных резервов, рост резервов правительства, хотя ожидалось, что Резервный фонд вот-вот будет весь исчерпан, положительный профицит внешней торговли) влекут их к российскому фондовому рынку. Более того, влиятельное рейтинговое агентство S&P на прошлой неделе заявило, что не намерено в ближайшее время пересматривать инвестиционный рейтинг России. Это стало приятной неожиданностью, несмотря на то, что в Москве решили взять курс даже на национальную систему рейтинговой оценки. Индекс ММВБ за неделю вырос на 1,92% до 1953,49 пункта, а индекс РТС — на 1,21% до 1026,73 пункта. При этом 4 августа ММВБ показал максимум с 19 мая — загадка на фоне наиболее жестких финансовых санкций в отношении экономики России со времен «холодной войны». Загадка, которую еще предстоит разгадать.

Понравилась публикация? Поделитесь в соцсетях