Слабый доллар сделал убыточным серебро. Кто следующий?

Американская валюта показала самое мощное ослабление за последние шесть лет

Завершившееся полугодие и выход финансовых рынков в июль ознаменовались осознанием факта, что доллар США слаб как никогда за последние шесть лет. Долларовый индекс, который измеряет стоимость американской валюты к шести денежным единицам стран-основных торговых партнеров США, за исключением китайского юаня, заметно просел. 30 июня он достиг значения в 95,628 пункта, которое в последний раз наблюдалось лишь в конце сентября прошлого года.

При этом год начинался на позитивной для доллара ноте: 3 января долларовый индекс вышел на пик текущего года, 103,21 пункта, когда инвесторы предвкушали смену главы американского Белого дома, которая официально произошла в день инаугурации нового президента США Дональда Трампа, 20 января. Но разочарование тем, что в экономической политике пока не видны ясные шаги, стало постепенно овладевать инвесторами. В начале этой недели долларовый индекс находился на отметке в 96 пунктов — минус 6,08% с начала текущего года и 6,98% отставание от максимума этого года.

Слабый доллар стал сюрпризом для многих. Российское Минэкономразвития в лице Максима Орешкина признало, что в паре «евро-доллар» ориентировалось в прогнозе на текущий год на более сильный доллар, а соответственно более слабый евро. Однако вместо заложенных на этот год 1,06 доллара за евро мы имеем курс 1,14 доллара за денежную единицу 19 стран еврозоны. Слабый доллар также «оторвался» от заложенного ранее при планировании российского бюджета уровня: его среднегодовой курс в апреле был пересмотрен в сторону понижения, с 67,5 рубля до 64,4 рубля, при этом в конце года Минэкономразвития ожидает увидеть цифру в 68 рублей за доллар США. Сбудется ли этот прогноз, когда доллар США сейчас проходит проверку на прочность?  Ведь даже «лекарство» ФРС США в виде подъема ключевой ставки не работает: 14 июня она была повышена до интервала в 1-1,25%, а до конца года по планам ведомства должна достичь 1,375%.

Слабый доллар также сказался на стоимости серебра: в начале этой недели этот драгоценный металл растерял весь рост с начала года, уйдя в отрицательную плоскость: минус 1,59% и 15,67 доллара за тройскую унцию. Слабый результат и у золота: лишь 5,77% прироста с начала года и 1213,63 доллара за тройскую унцию. На Лондонской металлической бирже торговля фьючерсами на металлы показывает лидеров роста — свинец, плюс 15,05%  с начала года и 2312 долларов за тонну и  алюминий, плюс 12,05%  и 1897 долларов за тонну соответственно. Аутсайдеры — это никель, который понес потери с начала года в размере 10,18% (9000 долларов за тонну) и олово — минус 5,89% и 315 долларов за тонну. 

Несмотря на слабый доллар, долларовые нефтяные цены находятся в глубоком минусе по отношению к началу года: баррель нефти WTI теряет 17,26% стоимости, находясь на отметке в 44,43 доллара, а баррель нефти Brent снижается на 17,32% до 46,97 доллара. 

После подписанных 2 июля президентом России Владимиром Путиным поправок в бюджет текущего года заложенная в нем средняя за год цена российского сорта нефти Urals составляет 45,6 доллара. Учитывая то, что Urals продается  обычно со скидкой в 2-3 доллара к баррелю Brent, то нынешняя цена на нефть соответствует новому среднегодовому значению. Только вот доллар США, исходя из всех прогнозов, должен быть дороже, чем сейчас. Биржевые торги американской валютой в Москве стартуют 11 июля с уровня 60,32 рубля за доллар, то есть показателей конца января текущего года.

Слабость доллара США в мире можно трактовать по-разному, но есть главное объяснение в виде одного слова: недоверие. Экономическая политика США остается «котом в мешке»: в стремлении американского Белого дома резко нарастить экспорт нефти и СПГ международные инвесторы видят не силу американской экономики, а признак нервозности: нефтепродукты и нефть и так в удельном соотношении занимают первую строчку в экспорте американских товаров. Тем более, попытка на «раз-два-три» увеличить производство нефти в США не такая уж и простая: в конце июня добыча стала вновь падать на 100 тысяч баррелей в сутки.

Другой тревожный момент, который начинает все более проявляться — это то, что ключевые биржевые индексы США — S&P, Dow Jones и Nasdaq — начали все больше ситуативно коррелировать с динамикой нефтяных цен. Конечно, S&P 500 показал за первое полугодие хороший результат —  плюс 8,2%, однако биржевые индексы Южной Кореи и Гонконга показали больший прирост за это же время: Kospi Composite взлетел на 18%, а Hang Seng — на 17,1%. S&P 500 оказался позади и сингапурского FTSE Straits Times, который показал рост на 12%. Быстрее показателя динамики изменения стоимости акций 500 американских компаний рос индекс чилийского фондового рынка IPSE (плюс 11,9%), испанский IBEX 35 (плюс 11,7%), а также сводный мексиканский показатель IPC, увеличившийся на 9,2%.

И это при том, что инвесторы в курсе того, что ряд американских компаний усиленно скупают собственные акции, чтобы поднять спрос на них и увеличить капитализацию. Такая политика в среднесрочной перспективе таит риски: большие запасы наличных денег вкладываются не в инвестиционные проекты, а в искусственное поднятие капитализации, за которой нет реального расширения бизнеса. 

Серебро уже «потерялось» в волнах новой неопределенности: ведь еще на начало июля оно уверенно выходило в плюс 4% по итогам I полугодия, но сейчас — по нему убытки. Кто следующий станет жертвой долларовой нестабильности — покажет время, но потери практически неизбежны, если не формировать сбалансированный портфель из акций, облигаций и валют.

Понравилась публикация? Поделитесь в соцсетях